Blog

Ноя28

Мужчина и женщина. Особенности взаимоотношений

Три вещи есть в мире, непонятные для меня, и четвертую я не постигаю: путь орла в небе, змеи на скале, корабля среди моря и путь мужчины к сердцу женщины.
Царь Соломон.

Слова древнего царя Соломона отражают, на мой взгляд, особенность женско-мужских взаимоотношений, в которых непонимания, загадок и вопросов намного больше, чем ответов. И хотя в традиции Гештальт терапии именно задавать вопросы, подразумевая, что ответы или осознания по поводу задаваемых вопросов у клиентов точно есть, в данном контексте вопросы больше все-таки риторического плана, ответами на которые и является сам процесс выстраивания женско-мужских отношений.

В последнее время эта тема представляет для меня особый интерес, и личный и профессиональный. Личный, так как в силу проживаемого возраста и изменений, с ним связанных, передо мной встала задача переосмысления сути отношений мужчины и женщины, и моих потребностей, к ней относящихся. Профессиональный, так как в течение нескольких последних лет я веду женские группы, где тема взаимоотношений с противоположным полом основная. Женщина воспринимает себя через мужчину, через его отношение или не отношение, через качество этого самого отношения. И вопросов, о которых я уже упоминала, возникает огромное количество. Как? За что? Как он мог? Почему я?… В этих вопросах и поиска ответов на них, как правило, много душевной боли и переживаний, много стыда и вины, невысказанных мыслей и невыраженных чувств.

Отношения мужчины и женщины не являются чем-то стационарным, требующим одноразового душевного вложения. Это все-таки длительный непрерывный процесс и процесс достаточно затратный. Они требуют особой работы, приложения для их создания и поддержания особых душевных сил. И как бы нам не хотелось, чтобы все складывалось само собой, над отношениями нужно трудиться, что называется, строить: разговаривать с партнером, сообщать о своих чувствах и переживаниях. И слышать партнера в ответ, о его потребностях и нуждах. То есть, выстраивать отношения Я-ТЫ, противопоставляя их отношениям Я-ОНО, которые скорее заняты симптомом, чем самим человеком. М. Бубер пишет о том моменте, когда выстраиваются отношения Я-ТЫ: «Если я пред-стою человеку как своему Ты и говорю ему основное слово Я-Ты, он не вещь среди вещей и не состоит из вещей. … Тот, кто говорит Ты, не обладает никаким Нечто как объектом. Ибо там, где есть Нечто, есть и другое Нечто; каждое Оно граничит с другими Оно; Оно существует лишь в силу того, что граничит с другими. Но когда говорится Ты, нет никакого Нечто. Ты безгранично». (2)

Отношения Я-Ты в паре это, по своей сути, субъект-субъектные отношения. В этом случае реализуется потребность в самих отношениях, в самом реальном человеке, в противоположность отношениям Я-ОНО, когда осуществляются субъект-объектные отношения, то есть реализуется не потребность в отношениях, а какая-то другая потребность. Например, женщина для мужчины выступает объектом для секса и для обслуживания. Мужчина для женщины – объект для защиты и для обеспечения. В обоих приведенных примерах отношение как к некоему «инструменту». И в данной ситуации может возникать в отношении к этому «инструменту» много разных чувств, например, злости, когда этот «инструмент» не работает. При таком отношении Я-ОНО невозможно разговаривать с партнером, невозможно выстраивать отношения, по сути дела самих отношений нет.

В этой зоне контактирования, зоне пути от Я к Ты, расположено множество форм сопротивления, множество ловушек. И здесь для нас, как для психотерапевтов, есть особый интерес к исследованию. В поле женско-мужских отношений можно выделить несколько основных фигур. И каждый терапевт при работе с этой темой, я уверена, выделяет свои. Для меня это : любовь и близость, секс и агрессия, стыд и вина. Разделение, конечно, весьма условное. Так мне показалось легче размышлять.

В данной статье я предлагаю рассмотреть тему любви и близости в отношениях мужчины и женщины. Исследовать их немного подробнее.
Любовь и близость в женско-мужских отношениях

Великий древнегреческий философ Платон в сочинении «Пир» устами Аристофана изложил старинную легенду об андрогинах, существах, когда-то населявших нашу Землю и сочетавших в себе качества мужского и женского пола. В наказание за гордыню и пренебрежение к богам Зевс разделил эти существа на две половинки: мужскую и женскую. С тех пор все мы в своих жизненных скитаниях ищем свою недостающую часть. «Когда кому-либо случается встретить как раз свою половинку,- пишет Платон,- обоих охватывает удивительное чувство привязанности, близости и любви, что они поистине не хотят разлучаться даже на короткое время. И люди, которые проводят вместе всю жизнь, не могут даже сказать, чего они, собственно, хотят друг от друга. Ведь нельзя же утверждать, что только ради удовлетворения похоти столь ревностно стремятся они быть вместе». (5)

В современной психологической науке много внимания влечению, привязанности, сексуальности уделял в своей психоаналитической теории Зигмунд Фрейд. Он ввел понятие либидо, как некой метафорической, гипотетической энергии, которая ответственна за подпитку сексуального влечения. (4) По мнению Фрейда эта сексуальная энергия, как мощный бессознательный импульс, и является основополагающим пусковым механизмом для сближения мужчины и женщины.

С точки зрения физиологии взаимное притяжение мужчины и женщины гормонально обусловлено. С помощью современных приборов, пет-сканеров, позволяющих исследовать определенные зоны головного мозга и их активизацию в зависимости от различных эмоциональных состояний, ученые обнаружили, что при исследовании людей, которые находятся в состоянии влюбленности, активизируется крошечная система в головном мозге, в его подкорковой зоне. Эта система самая древняя, отвечает за наши базовые потребности в еде, воде, кислороде, сне и защите от экстремальных температур. Следовательно, любовь также жизненно важна для людей, как и другие витальные потребности. Этот факт для нас, как для гештальт – терапевтов весьма важен. Любовь – это базовая потребность! То есть, для того, чтобы жить, нам нужно любить и быть любимыми. С точки зрения гормонов, при влюбленности резко повышается уровень допамина, нейромедиатора, который отвечает за усиление или снижение сексуального влечения. «Нашим сердцем управляют гормоны», — говорит нейрофизиолог Жан-Дидье Венсан. Но если бы дело заключалось только в гормональной потребности, то нам было бы все равно, кого любить, с кем хотеть вступать в отношения. А ведь из тысяч встречающихся нам людей, мы выбираем только какого-то определенного человека.

Все, действительно, намного сложнее. Кто-то из мудрых сказал, что человеку нужно, чтобы его любили. Опять та же самая потребность в любви! Стендаль, автор любопытнейшего трактата о разновидностях и механизмах любви, писал о «кристаллизации»: если в сверхнасыщенный раствор соли опустить голую веточку, прутик, то он покроется кристалликами соли, превращаясь в загадочный, блестящий предмет. Потребность любить и быть любимым Стендаль и сравнивает с этим насыщенным раствором соли, формирующим в сознании некий идеальный образ любимого человека. (5)

Существует несколько гипотез, пытающихся объяснить критерии выбора объекта любви. Наиболее распространенной является психоаналитическая концепция, утверждающая, что наиболее сильное влияние на процесс выбора оказывает образ родителя противоположного пола. Особенно если между родителем и ребенком в детстве были близкие и нежные отношения. (5) Так постепенно происходит формирование некоего идеального образа будущего партнера.

И вот мы встречаем человека. В какой-то момент мы начинаем замечать его глаза, выражение его лица, дыхание, его жесты. У нас возникают какие-то переживания. Внутри поднимаются радость или страх, или злость, или стыд. Мы выделяем его среди остальных людей. Мы его «идеализируем». А если человек по каким-то причинам не очень доступен для взаимоотношений, то, как в известной ситуации с буридановым ослом, чем больше человек отдаляется и становится недосягаемым, тем более идеализирован, привлекателен. В психотерапевтических терминах, происходит положительный перенос. На этой стадии развития отношений мы «вступаем в отношения» с нашим внутренним, неосознанно сформированным идеальным образом. Как говорит Ф Перзл «человек любит не своего супруга, а образ того, каким тот должен быть…Образ супруга редко соответствует реальному человеку». (3)

Двигаясь дальше в отношения с человеком, мы часто обнаруживаем, что идеализированный образ начинает рассыпаться на части. Возвращаясь к метафоре Стендаля, кристаллики соли опадают и мы видим не сказочный предмет, а простой прутик. Мы сталкиваемся с неким разочарованием, с тем, что рассчитывали на другое. В чувственном плане мы переживаем отчаяние и бессилие. Бессилие от того, что мы какие-то внешние события, условия, отношения, другого человека, ход времени бессильны изменить. Но с другой стороны, проживание этого бессилия дает основания для внутреннего роста. По времени этот цикл встречи с реальностью может быть абсолютно разным. И дальше может наступать фаза негативного переноса.

«То есть, в отношениях – сначала положительный перенос, затем реальность (разочарование), затем фаза негативного переноса. Если ее удается пережить, то есть большая вероятность выстраивания реальных отношений. Раскрыть глаза и увидеть перед собой человека. Не некую романтическую идею, о такого реалистичного, со всеми его хорошестями, гадостями… человека. И иметь возможность как-то разместить эти отношения в собственные». (М. Линенко)

В процессе выстраивания отношений, встречи с реальным человеком, мы формируем отношения близости. Близость здесь не как акт слияния, а близость, как некий «длинник отношений, как некоторый процесс поиска оптимальной дистанции, который не прекращается». (Е. Калитиевская)

Способность к близости, как ее определяет В. Пазини, заключается в следующем (Париж, 1996): «Открыться для близости означает принять другого на своей собственной территории, не ощущая себя захваченным или поглощенным, и погрузиться в этого человека, не теряя своего собственного бытия».

В бытовом понимании это некоторое ощущение того, что в моей жизни есть кто-то, кто меня всегда ждет, надеется, верит, человек, на которого я могу опереться, в ком я могу раствориться. Это человек, который дает мне безопасность. Что касается гештальт — подхода, то он в понятие близости внес еще одну вещь- это понятие границы контакта. Близость — это то место, где мы встречаемся. Это так же то место, где мы отличаемся.

Особенность женско-мужских отношений в том, что касается близости — это понятие сексуальной близости, о которой так модно говорить в последнее время. ( В данной статье не рассматриваются отклонения в сексуальном влечении). Тема сексуальных взаимоотношений мужчины и женщины – это отдельная большая тема. Так, например, интересный анализ проводит Б. Мартель, сопоставляя цикл сексуального взаимодействия, сексуального отклика при половом акте и цикл контакта в гештальт- подходе, описанный Сержем Гингером. Сравнение этих двух циклов, сексуального и гештальтистского, дают следующую картину: цикл сексуального опыта можно уподобить особому случаю цикла контакта. Для психотерапевта это дает возможность посмотреть на сексуальные трудности клиента, как на неадекватные срывы цикла контакта или как на неспособность остановить цикл, а кроме того, как на нестыковки в циклах партнеров. Такое представление открывает для гештальт-терапевта путь для психотерапевтических интервенций. (2)

В данной статье нам интересна тема секса именно в контексте близости. Сексуальные взаимоотношения пары и сексуальная близость в ее физиологическом смысле еще не залог наличия отношений. Секс отнюдь не является апогеем близости мужчины и женщины. Если вдруг, на самом деле сексуальные отношения являются именно ОТНОШЕНИЯМИ, то, вспоминая метафору Перлза о встрече, паре повезло. Но порой речь идет о сближении до переживания, когда есть секс, а близости нет. Секс не обусловливает наличие отношений! Люди иногда занимаются сексом, чтобы не вступать в отношения. Нет зоны контактирования, той которая от Я к Ты.

Для чего все эти размышления о построении женско-мужских отношений? Для нас, как для гештальт-терапевтов, определение фазы развития отношений или их рассмотрение с точки зрения удовлетворение потребности, может быть полезным в работе с клиентом, пришедшим с таким запросом. Понимание того, что проживает клиент, дает большую (ударение на первый слог) свободу терапевту в его терапевтических интервенциях.

Заканчивая размышления на тему любви и близости в отношениях мужчины и женщины, хочу привести слова французского философа Габриэля Анре Морселя (середина прошлого столетия). Размышляя о смерти и о жизни людей, он записал в своем дневнике: «Сказать человеку – я люблю тебя, это значит сказать – ты никогда не умрешь». Когда я прочла это высказывание, оно глубоко поразило меня. Осмелюсь предположить, что удовлетворяя свою базовую потребность в любви, мы тем самым преодолеваем базовый страх смерти.

Вместо заключения

Тема женско-мужских отношений важна для нас в нашей клиент- терапевтической работе еще и тем, что терапевт по природе существо не бесполое. Вопрос в том, насколько мы предъявляем себя, как мужчину или женщину при работе с клиентом противоположного пола.

Работа с эротическим переносом в гештальт- подходе не отличается от работы на границе контакта. (Здесь эротический перенос не рассматривается с точки зрения психоаналитической концепции, где он является важным инструментом в работе психоаналитика). Но она более опасна, здесь много «подводных камней». Здесь терапевт не «зеркалит» клиента, а «предъявляет» свой пол, сообщает о своих переживаниях и запрашивает реакцию клиента на это. Понятно, что прямой женско-мужской контакт в клиент- терапевтических отношениях невозможен. И терапевт переходит в зону фантазирования. Здесь много возбуждения, драйва, но и много трудности оставаться в терапевтической позиции и еще много соблазна уйти в детско-родительские отношения. Переход в детско-родительские отношения, которые намного безопаснее и более предсказуемы, не является ошибкой. Но для терапевта важно осознавать, что происходит уход от явной фигуры женско-мужских отношений.

При работе с эротическим переносом терапия заканчивается тогда, когда и терапевт и клиент уверены, что видят перед собой именно терапевта и клиента, могут разговаривать друг с другом, а не с кучей собственных проекций.

Свиридова Н.Б.
Гештальт-терапевт,
директор Центра Развития Личности «Содействие +»

Список используемой литературы:

* Бубер Мартин. Я и Ты. Высшая школа, 1993 с. 3-10
* Мартель Бриджит. Сексуальность, любовь и гештальт. Спб., Речь, 2006 с. 78-90
* Перлз Фриц. Гештальт-подход. Свидетель терапии. М., Психотерапия, 2007, с. 150
* Тайсон Филлипс., Тайсон Роберт Л. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург: Деловая книга, 1998 с. 455
* Щербатых Юрий, Психология любви и секса. М, Эксмо, 2005 с. 71-99

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Яндекс.Метрика